zvezdoball


Адекватный на всю голову


Моя новая сказочка для Forbes
zvezdoball
Forbes Russia
Настоящий рыночный боец должен по несколько раз в день укрощать свою жадность мыслями о финансовой катастрофе
Далее


Medium-rare
zvezdoball

Бывает ситуация, когда корова завершает свой, как говорится, молочный путь.
Ю.М. Лужков


Венецыя
zvezdoball

 


Москва до кепки
zvezdoball


Троекратное «Ура»!
zvezdoball
Как один гражданин сразу в трёх шайках моется на трёх «Калинах» ездит. Наверное, потому, что Калина, как известно из песен, «ой, цветёт».



Надо было на «Булаве» лететь, она точно не подведёт.

Верона
zvezdoball


Немыслимая рыбалка
zvezdoball


Море
zvezdoball
Карточка ностальгического типа, про отпуск. Карточка ностальгического, типа про отпуск.



Просто здравый смысл
zvezdoball

Знаете, бывает так: читаешь чей-то текст, и понимаешь, что это — выражение твоих собственных мыслей, которые ты просто не смог так блестяще изложить. Отрывки из интервью Дмитрия Быкова, выборка позаимствована у sergechaly , только я заменил агрессивный красный на курсив.

Д.БЫКОВ: <...> Я просто думаю, что сейчас это лето, оно лето существенного сдвига. Стало понятно, что, невзирая на наши идеологические разногласия, мы, в общем, находимся в одной лодке, и водораздел происходит не между либералами и консерваторами, не между сторонниками Советского Союза и сторонниками либеральное доктрины. Раздел все-таки, как это ни печально, проходит между народом и элитами. Именно отсюда яркая антиэлитная направленность всего, что сейчас происходит. Мы не пустим власти в свою лодку. Мы считаем, что они тушат пожары отдельно, а мы отдельно . Мы ни в коем случае не будем давать интервью порталу er.ru, потому что это «Единая Россия», а мы добровольцы. И так далее. Вот этот раскол не по идеологическим, а по имущественным и статусным показателям, он сегодня очень важен.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но этот раскол же появился не из ниоткуда.

Д.БЫКОВ: Он появился, конечно, не из ниоткуда. Но сегодня он стал наиболее очевиден. Произошло то, о чем я давно с некоторым испугом предупреждал: Россия уходит из-под власти. Оказалось, что власть менее эффективна, в конечном итоге, чем народная самоорганизация. И вот сегодня многие говорят – да, процентов 6-8 людей поучаствовали в тушении пожаров. Я думаю, что дальше будет больше. Не обязательно, чтобы для этого были пожары, и дай бог, чтобы их не было, такой ценой прозревать немножко дороговато по нашему количеству населения, и без того убывающему. Но я думаю, что эта ситуация показала одно: нам никто не поможет, если мы сами себе не поможем. Вот это уже сегодня серьезное, коллективно осознанное понимание. Я надеюсь, что к этому мы идем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы думаете, государство как-то должно на это отреагировать? Это же тревожный знак в первую очередь для власти.

Д.БЫКОВ: А вот здесь интересно по-настоящему. Оно реагирует. Оно пытается пропиарить каким-то образом первых лиц государства как непосредственных участников разруливания этой трагедии. Но трагедию ведь не разрулишь и денежными потоками не погасишь. И мы видим, как государственный пиар выглядит, в общем, скорее трагифарсово на фоне того, что происходит. Вся эта история с самолетом, с забором воды. Обратите внимание, что замечательная эта «утка», выдуманная газета «Рязанские новости», выдуманный постовой, который якобы сказал, что «зазеленели леса после Путина», это было воспринято абсолютно адекватно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Заколосилась рожь.

Д.БЫКОВ: Заколосилась рожь, зацвели весенние цветы. Ну я там им, в общем, написал, что если бы мне сказали, что грибы с глазами выросли после этого, то я бы поверил и в это. То есть, видите ли, есть полное ощущение, что любой абсолютно идиотизм может исходить от государства. Государство прочно отождествилось с идиотизмом. И пиар этот продемонстрировал, в общем, свою неэффективность. Вместо того, чтобы умилиться, что первое лицо государства или одно из первых лиц государства лично тушит пожары, задают вопрос – а есть ли у него корочки, позволяющие ему эти пожары тушить.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это резонный вопрос.

Д.БЫКОВ: Резонный вопрос. Но согласитесь, что еще два года назад он бы никому в голову не пришел. Заметим еще одну поразительную вещь. Вот я наблюдал, например, Путина на пожарах. Хорошо, опять-таки, что он поехал на эти места, встречался, не побоявшись. Но обратите внимание, как изменилась тональность разговора с ним. Раньше любого полученного от первого лица обещания было достаточно для того, чтобы оппонент быстро отвял. Теперь он повторяет и настаивает: «Нет, ну вы мне дайте доказательство, что мне дом восстановят». «Вам сказали, вам восстановят». «Нет, мы не верим, опять замотают». То есть эта интонация недоверия и требовательности, которой не было раньше, она сама по себе говорит о том, что весь пиар всесилия, к сожалению, лопнул.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Значит ли это, что и президентское предложение относительно реформирования милиции в полицию и прочее тоже воспринимается как идиотизм?

Д.БЫКОВ: Я бы не сказал, что как идиотизм. Но как трагифарс, безусловно. <...> Может быть, с такой смены названия еще 2-3 года назад могла бы начаться и смена внутреннего содержания. Как вы яхту назовете. Но сейчас, к сожалению, это воспринимается уже как мания переименований, когда сделать уже больше ничего нельзя. Мы сами хорошо знаем по опыту, что есть два опыта имитировать государственную заботу, и они в России хорошо применяются. Первый способ: это что-либо переименовать. Второй способ: это ввести «сухой закон». Оба раза мы получаем впечатлением, что государство заботится о гражданах. Оба способа означают как бы полное бессилие. Что все другое уже сделано и бесполезно. Если какой-то государственный институт не работает, его надо переименовать. Если он не работает и после этого, надо ввести «сухой закон».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но пока только вводят ограничение по времени продажи крепких напитков.

Д.БЫКОВ: Ну согласитесь, что два одновременно эти явления – это такой характерный признак импотенции. Значит, мы просто ничего сделать не можем, но можем: А – переименовать милицию в полицию, что, конечно, сущности ее не затронет, и Б – ограничить употребление гражданами алкоголя. Я напоминаю, что последние два раза ограничения употребления гражданами алкоголя наблюдались в России в 14-15гг., когда была Мировая война, и в 85-м, когда началась «перестройка». Оба раза это происходило за 2-3 года до революции. Это очень тревожная закономерность.
<...>
Д.БЫКОВ: мы не знаем, как будет развиваться судьба России в 2011 году, году во многих отношениях переломном. В тот год, когда, видимо, коллапс государственной системы в каких-то областях станет более чем очевидным. Потому что мы видим, что горизонталь работает очень хорошо, а вертикаль не очень хорошо. Но самое главное, что задуман, как мы понимаем, не просто план возвращения Владимира Путина в верховное кресло. Это возвращение должно быть триумфальным, громким, оглушительным. Не то чтобы с затаптыванием оппонентов, а с моральным уничтожением оппонентов. И вот здесь, мне кажется, возникают интересные вероятности. Всегда, когда ты задумываешь нечто чересчур амбициозное, вспоминаются слова Набокова, что «космическое и умозрительное легко оборачивается комическим и уморительным». Так что здесь может получиться довольно забавно.
<...>
Д.БЫКОВ: самое главное, видите, здесь все время эта мания чрезмерности, некоторая установка не просто на успех, а на триумф. Она может подвести. Вопрос не в том, что Владимир Путин вернется. Все пиаровские акции последнего времени, включая забор воды, они рассчитаны на очень сильное, очень эффектное возвращение. Вот здесь, пожалуй, чрезмерность может сослужить дурную службу. Это немножечко грозит обернуться фарсом. В том, что он вернется, я не сомневаюсь. В том, что вернется триумфально, тоже не сомневаюсь. Но в том, что массы отнесутся к этому всерьез, вот здесь у меня уже возникает ряд вопросов. Он может оказаться царем горы.
<...>
Д.БЫКОВ: вот в чем все дело – ведь губит обычно претензия, губит избыток. Как раз есть очень точное наблюдение одного мыслителя социального. Он сказал, что губит, конечно, воровство и пьянство, но опаснее их бестактность, говорил когда-то Лев Гумилев, и говорил правильно. Мне кажется, что вот здесь именно установка на триумф первого лица может оказаться ошибочной. Я говорю, если бы речь шла о простом возвращении, деловом, прагматическом – вот пришел хозяин, все было бы нормально. Но здесь есть некоторая установка на помпу, на избыток народной любви. Избытка народной любви не наблюдается. И вот на этом-то, мне кажется, как раз возможна некоторая нестыковка.
<..>
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тут за время перерыва пришло несколько сообщений, которые развивают тему триумфального возвращения Владимира Путина. Человек, подписавшийся фамилией Антонов, спрашивает: «Может ли быть триумфальным возвращение Путина на фоне маленькой победоносной войны?»

Д.БЫКОВ: Я бы этого не исключал, но здесь вопрос, по какому фронту это пойдет. Грузинский фронт, по-моему, отработан, и как-то это не получилось слишком уж триумфально. Как бы не случилось какого-нибудь внутрироссийского конфликта на Северном Кавказе, вот что мне кажется весьма опасным, особенно если учесть пятигорские дела последнего времени. Это уже совсем Россия, это уже совсем близко. А может быть, вдруг неожиданно это будет какое-то радикальное усмирение Белоруссии или участие в каком-нибудь тамошнем мятеже. Потому что ситуация с Лукашенко тоже обостряется на наших глазах. Тональность фильмов от «Батьки-1» к «Батьке-3», мы наблюдаем ее радикальное ужесточение. Просто если раньше о нем говорили все-таки с долей былого уважение, то теперь об него просто вытирают ноги. А он тоже человек не очень сдержанный. Но то, что на фоне какого-то внешнего вызова это произойдет, по-моему, совершенно очевидно. Думаю, что в этом смысле август 11-го года – очень интересное время.

<...>

Д.БЫКОВ: Поколение «Чи». Это очень тревожный симптом. Он вот о чем говорит, к сожалению. О том, что безработица в среде современной российской молодежи действительно стала общеизвестна. Люди понимают, что если они получат реальную специальность, дающую в руки конкретное дело, они, как правило, не смогут трудоустроиться. Вот здесь как раз тоже моя давняя любимая мысль. Помните, когда-то в романе Оруэлла «1984» самым страшным прегрешением против партии было переспать с любимой женщиной? Надо было спать только с нелюбимыми. Когда ты с любимой, у тебя возникают свои ценности, отдельная жизнь, и ты уже не раб. Вот та же история в современной российской профессии. Человеку не дают работать по профессии. Любая профессиональная деятельность оплачивается очень плохо. Хорошо оплачивается деятельность чиновника, то есть человека, который сегодня может рулить общественными уборными, а завтра – трубопрокатом. Это т.н. менеджер. Я здесь согласен с замечательным философом Федором Гиренком, который говорит, что всенародная ненависть к менеджеру – это, как правило, отражение ненависти к непрофессионалу. Это человек, который освоил имитацию деятельности вместо деятельности. То, что люди выбирают профессию чиновник, а чиновник – это не профессия, доказывает только одно: чудовищный профессиональный кризис в России. Не востребованы любые люди со специальностью. Процент скрытой безработицы, я думаю, зашкаливает за 70. Люди, которые получили образование и не могут устроиться работать по специальности. А ведь чиновник – это человек без профессии, это человек с определенным набором личных качеств. Это имитатор, это надсмотрщик, умеющий заставить шуршать, и это лжец и вор, по большей части или в значительной части. Я, в общем, вот к этому массовому переходу молодежи в сферу государственного управления отношусь, пожалуй, даже с большей тревогой, чем к засухе и неурожаю. Потому что это неурожай в голове.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это примет масштабы стихийного бедствия через какое-то время? У нас будет армия безработных выучившихся чиновников.

Д.БЫКОВ: Ну, как у нас была в свое время армия безработных менеджеров и юристов после кризиса 98-го года, мы хорошо это с вами помним. Они кое-как трудоустроились, эти мальчики и девочки. Но, тем не менее, люди, перекладывающие бумажки, в 98-м году в массе своей оказались за бортом. Здесь, видимо, та же история. Люди полагают, что если они чиновники, то это навсегда. Ребята, это не навсегда. Когда тонет корабль, то тонут и чиновники. И тогда как раз оказываются востребованы те, кто умеет хотя бы грести или чинить паровую машину. Но, тем не менее, до них это не доходит. Они, наверное, думают, что вот этот корабль российской государственности в его нынешнем виде будет плавать еще очень долго. Это некоторое заблуждение.

Tags:

Киви
zvezdoball

Удивительный и неоспоримый феномен Чемпионата. Существуют два варианта:

Не проиграют ни одного матча на турнире Чемпион и Новая Зеландия.
Не проиграет не одного матча только Новая Зеландия.

Оба варианта — чистый сюрреализм. Но один из них станет фактом.

Tags:

?

Log in